Научный журнал

«Экспорт революции» в Маньчжурию 1917-1925 гг.

Гайкин В.А.

Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН (Россия, Владивосток)

Аннотация. На основе изучения впервые введенных в оборот японских архивных источников, секретных докладов японских спецслужб автор рассматривает процесс формирования в прилегающих к российскому Дальнему Востоку районах Маньчжурии антияпонских и коммунистических организаций, обусловленный влиянием гражданской войны и борьбы против японской интервенции на востоке российского государства. Корейские националисты в Маньчжурии, стремившиеся освободить Корею от колониального гнета Японии, видели в России, столкнувшейся с японской агрессией, естественного союзника. Переход «на рельсы» коммунистической идеологии для одних националистов был вынужденной платой за услуги могучего «спонсора», для других закономерной коалицией с близкими по духу российскими большевиками.

Ключевые слова: японская интервенция, Дальний Восток, корейские партизаны, Маньчжурия.

 

 "Revolution export" to Manchuria 1917-1925 years.

Abstract. Article is devoted to the formation process of anti-Japanese and Communist organizations in the parts of Manchuria adjacent to the Russian Far East, owing to the influence of the civil war and the fight against the Japanese invasion to the East of the Russian State. The emergence of the Soviet Russia on the political map of the world was an example of successful political transformation for colonized state. Korean nationalists in Manchuria, seeking Korean freedom from colonial oppression of Japan, find the natural ally in Russia with the Japanese intervention in the far East. Moving "on the rails" of another ideology (Communism) for one nationalists was forced as a payment for services of the mighty "sponsor". For other – natural coalition with Russian Bolsheviks close in spirit.

Key words: Japanese intervention, the Far East, Korean guerrillas, Manchuria.

 

 Выпуск

Год

Ссылка на статью

№2(6)

Часть 2

2017

Гайкин В.А. «Экспорт революции» в Маньчжурию 1917-1925 гг. // Видеонаука: сетевой журн. 2017. №2(6). Ч.2. Специальный выпуск "Гуманитарные и экономические науки" URL: https://videonauka.ru/stati/37-spetsialnyj-vypusk/127-eksport-revolyutsii-v-manchzhuriyu-1917-1925-gg (дата обращения 1.07.2017).

 

 

Долину пограничной реки Туманган на китайской стороне гораздо раньше китайцев начали заселять и осваивать корейцы (с середины ХIХ в.). К началу 20 в. она превратилась в своеобразный корейский анклав на китайской территории. Этот регион получил название Цзяньдао. По переписи 1907 г. в Цзяньдао проживало 72076 корейцев и только 21983 китайцев [2, т. 1, с. 326]. (Сегодня это корейский автономный округ Яньбянь – территория реализации “Проекта Туманган”). Концентрация на территории Цзяньдао после аннексии кореи Японией в 1910 г. активных участников национально освободительной борьбы и деятелей просветительского движения привела к созданию в этом районе нескольких корейских политических oбществ антияпонского характера.

Китайские власти, видевшие в корейских националистах союзников в борьбе с японской экспансией в Китае, не препятствовали сбору ими «налогов» с корейского населения, развитию инфраструктуры (штаб-квартир, школ, военных училищ). В начале 20-х гг. в Восточ­ной Маньчжурии насчитывалось уже около 30 военно-политических организаций националистов, от левых, мелкобуржуазных, до правых, связанных с шанхайской эмиграцией. Были и монархические группы, выступавшие за реставрацию в Корее императорской власти.

Появление на политической карте мира советской России, государства бросившего открытый вызов капиталистическому окружению, не могло не стать для колониальных и зависимых стран наглядным примером «технологии» успешной политической трансформации, возможности изменения государственного устройства. Притяжение было взаимным. Советская Россия – изгой в капиталистическом окружении была обречена на поиск союзников. Одним из проводником этой политики был Коминтерн, сочетавший «в одном флаконе» свойства организации-промоутера, занимавшейся подготовкой и содействием революциям в зарубежных странах с мощным разведцентром. Корейские националисты, стремившиеся любыми способами освободить страну от колониального гнёта Японии видели в России, боровшейся с японской интервенцией на Дальнем Востоке естественного союзника. Переход «на рельсы» другой идеологии (коммунистической) для одних националистов был вынужденной платой за услуги могучего «спонсора». Для других закономерной коалицией с близкими по духу российскими большевиками.

Мартовское народное восстание 1919 г. в Корее активизировало деятельность корейских патриотов, базировавшихся в Maньчжурии. В военном плане это выражалось в росте числа вооруженных акций против японских оккупантов в Корее, совершавшихся с тер­ритории Маньчжурии, в организационном плане - в создании многочисленных антияпонских военно-политических организаций. Согласно материалам японских разведорганов, на территории Цзяньдао в 1920 г. действовало семь основных националистических военно-политических организации, в состав которых входило 3 500 человек.

Наиболее мощной в военном отношении группировкой считалось общество "Кунчонсо" (Военно-политическое управление) в уезде Ванцин во главе с Со Иром (численность 1600 человек). Поддерживались связи с корейскими патриотами на советском Дальнем Востоке. По данным японской разведки, в мае 1920 г. члены органи­зации распространяли в Ванцине листовки коммунистического содержания (2, т. 8, с. 2З2); организация "Кунму тотокпy" (Военно-гражданское пpавительство) во главе с Чэ Мён Нок насчитывала 600 человек; "Кукминхве" (Национальное об­щество) заменило на политической арене уже упоминавшееся "Канминхве". Оно выступало за административную автономию Цзяньдао. Числен­ность общества составляла приблизительно 450 человек. После мартовского восстания 1919 г. был взят курс на вооруженную борьбу с колониальным режимом в Корее. В разных районах Цзяньдао имелись отделения общества, пытавшиеся выполнять функции местной корейской администрации; В уезде Яньцзи действовала "Тэхан токнипкун" (Армия независимости великой Кореи) под руководством известного борца за независимость Кореи Хон Бом До. Численность организации составляла 400 человек. Японскими аналитиками она рассматривалась как одна из самых влиятельныx корейских группировок в Цзяньдао; в том же уезде базир­овалось "Кванпутан" (Общество возрождения), руководителем которого был Ли Бом Юн. Целью этой организации провозглашалось восстан­овление власти корейского императора; в уезде Ванцин находиласъ база "Ыйкунтан" (Армия справедливости), котор­ой командовал Пан Мо ён (200 членов). Организaция подчеркивала свою независимость от "Временного правительства"; группировка "Синминтан" (Общество нового народа), возглавляемая Ким Чун Кыном большого влияния в Цзяньдао не имела (численность 300 человек). (2, т.8, с.206-209).

Корейские военно-политические организации в районах Чанбайш­аня и р.Ялуцзян были слабее и малочисленнее обществ Цзяньдао. По японским данным, здесь, в 1920 г. существовали следующие группировки: "Токниптан" (Общество независимости), возглавляемое Пак Чан Хо, связано с обществом "Кунчонсо" (в Цзяньдао) и имело отделения в нескольких уездах. Целью борьбы декларировалась реставрация династии Ли. В организации состояло примерно 30 человек; "Ханчокхве" (Корейское общество) было основано в период борьбы против японского протектората над Кореей, базировалось в езде Люхэ. Имело тecныe связи с "Токниптан", признавало "Времен­ное правительство". Выступало за административную автономию районa, численность общества - 300 человек; Общество "Чунхынтан" (уезд Тунхуа) пpимыкало к «Корейскому обществу». Выступало за возрождение Кореи. Особым влиянием не пользовалось; "Тэхан сэннёнтан" (Молодежное общество великой Кореи) ориентировалось на "временное пpавительство", выпускало газету, пропагандировавшую идеи независимости Кореи. В 1920 г. руководители общества были расстреляны японским карательным отрядом; "Тэхан токнип кунбитан" (Общество военной подготовки независимости великой Кореи) (уезд Чанпaй) представляло одну из самых сильныx групп этого района (300 членов); "Хяняктан" планировало реставрацию династии Ли в Корее. Председатель общества был расстрелян японским карательным отрядом в 1920 г.; немногочисленная организация "Мусатан" (Общество борцов) действовала в уезде Фусун (2, т.8, c.307-310).

В корейском национально-освободительном движении в Маньчжурии начала 2О-х гг. фактически доминировало революционно-демократическое течение. Ведущие военно-политические группировки "Кукминхве" (во главе Ку Чхун Сон), "Кунчонсо" (во главе Со Ир) "Тэхан токнипкун" (лидер Хон Бом До) оценивались японской раз­ведкой как "красные" (2, т.8, с.68, 232). Указанные группировки установили контакты с корейцами на советском Дальнем Востоке. В период революции и гражданской войны корейские отряды из Цзяньдао принимали непосредственное участие в борьбе за власть Советов и против японской интервенции на Дальнем Востоке.

Во время боев с японскими карательными отрядами, в 1920 г. вторгнувшимися в Маньчжурию, несколько корейских соединений отошли на территорию советского Дальнего Востока и включились в борьбу против японской интервенции. Это отpяды Ли Бом Юна, Хе Гюнa, Син Ир Хена, соединения "Общества военной подготовки независимости Кореи" во главе с Ли Ёном, "Армии независимости" под командованием Чэ Мян Сена. В Амyрскую область перешли отряды Хон Бом До, Ан Му; "Boeнно-политического управления" под командованиеем Ким Сын Бина и Со Ира (1, с. 25). Многие корейские интернационалисты прошедшие на территории советского Дальнего Востока школу борьбы против японских интервентов и, впоследствие вступили в Компартию Кореи.

Революционные события на советском Дальнем Востоке была лучшей агитацией за соединение национально-освободителъногo движения с социальной революцией. И руководители, и простые члены корейских партизанских отрядов быстро усваивали радикалыьныe идеи. Так, по японским данным лидер общества "Симинтан", базировавшегося на территории советского Дальнего Востока, провел в Имане совещание антияпонских отрядов, перешедших в Приморье из Цзяньдао. В результате было принято коммюнике, в котором говорилось что "…необходимо уничтожить капитализм в Корее и за ее пределами, осуществить победу коммунизма" (2, т. 8, с. 86).

Часть корейских партизан после ухода японских карательных отрядов из Цзяньдао вернулись в Маньчжурию. Организации патриотов постепенно восстанавливали утраченные позиции. С октября 1921 г. по сентябрь 1922 г. японская полиция зарегистрировала 402 нападения партизан из Маньчжурии на различные объекты на территории Кореи. В них участвовало 2 226 патрио­тов. С октября 1922 г. по сентябрь 1923 г. таких акций было зарегстрировано 427, число, участвовавших в них партизан - 2305 человек (2, т. 8, с. 800). Слабая социальная диффeренциация корейского населения Маньчжурии затрудняла создание коалиций антияпонских oбщecтв на классовой основе. Классовые баррикады, которые раз­делили бы антияпонские организации на две противостоящие гpyппы и сплотили бы каждую из них, только начинали воз­двигаться. Центробежныe силы часто были сильнее центростремительных. Борьба за сферы влияния, личная неприязнь отдельных лидеров друг к другу, разногласия по тактическим вопроcaм мешали консолидации.

И все же процесс размежевания уже начался. В 1921-1922 гг. во многих уездах Маньчжурии существовали отделения компартии Кореи, развернувшие среди националистов агитпpoпработу, дававшую свои результаты. По данным японской разведки, видные деятели Обществ "Военно-политическое управление" и "Национальное общество" занимались в aвгустe 1921 г. в Хунчуне коммунистической пропагандой (2, т.8. с.69). В 1921 г. из 12 членов президиума влиятельного общества «Кукминхве» 8 человек являлись членами корейской компартии, а его лидер Ку Чхон Сон стал в 1922 г. председателем "Объединенного общества Корейской компартии", созданного в провинции Цзилинь (2, т. 7, с.190). В апреле 1923г. из СССР по линии Коминтерна в Цзяньдао перешли 10 корейских интернационалистов, распространявшие коммунистические листовки и пытавшихся создать комсомольскую организацию (2, т. 8, с. 128).

Под воздействием коммунистических идей и революционных событий на советском Дальнем Востоке многие члены националистических обществ переходили в коммунистические организации. А сами националистические группировки становились менее радикальными. Катализатором этого процесса послужило усиление репрессий администрации Чжан Цзолиня против леворадикaльных и коммунистических организаций в Маньчжурии, проведение Чжан Цзолинем антисоветского курса внешней политики. Немаловажным фактором было то, что такие авторитетные руководители леворадикального тoлка, как Ли Дон Хви и Хон Бомдо остались в СССР, а Со Ир, Ким Нип и некоторые другие погибли.

Определённую роль сыграло расформиpoвание корейских партизанских отрядов на территории советского Дальнегo Востока после изгнания интервентов и установления советской власти на территории РСФСР. Часть корейских партизан вступила в красную армию, в «Корё кёсанто» (корейская коммунистическая организация, действовавшая на территории РСФСР), остальные вернулись в Маньчжурию для продoлжения антияпонской борьбы. Наряду с переносом акцента в интернациональной помощи РСФСР национально-освободительной борьбе корейского народа на содействие коммунистическим оргaнизациям это в определенной степени ускорило поляризацию в лагepe антияпонских бойцов, оконтуривание двух его отрядов - коммунистов и националистов.

Список литературы

  1. Ким М.Т. Корейские интернационалисты в борьбе за власть Советов на Дальнем Востоке (1918-1922). - М., 1979. - 285 с.
  2. Тёсэн тодзи сирё = Материалы по истории управления Кореей: в 10 томах. - Токио, 1970-1971. т. 1 - 1970; т. 2 - 1970; т. 3 - ­1970; т. 4 - 1970; т. 5 - 1970; т. 6 - 1970; т. 7 - 1971; т. 8 ­- 1971; т. 9 - 1971; т. 10 - 1971.

                 
 

Сведения об авторе:

Гайкин Виктор Алексеевич - к.и.н., старший научный сотрудник отдела изучения Японии и Кореи Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН (Россия, Владивосток).

Author:

Guykin Victor Alexeyevich - Institute of History, Archaeology and Ethnography of the Peoples of the Far East, FEB RAS, Russia, Vladivostok.


Добавить комментарий

Все комментарии посетителей сайта (за исключением авторов) проходят предварительную проверку администратором.
Авторы статей входят на сайт через форму авторизации, используя свои логин и пароль.


Защитный код
Обновить

Контакты редакции

Научный журнал «Видеонаука»

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 62708

(выдано Роскомнадзором 10 августа 2015 года)

ISSN 2499-9849

Адрес: Челябинская обл., г. Озерск, ул. Лесохим, д. 56

E-mail: journal@videonauka.ru

Телефон: +7 (921) 885-05-89

Skype: videonauka

Viber: +7 (921) 885-05-89

Telegram: +7 (921) 885-05-89

Обратная связь

Подписка на новости

ВКонтакте  Facebook  Twitter  Linkedin  Youtube

Instagram  RSS  g+  tumblr  Livejournal